Резных дел мастера: фоторассказ из самого сердца деревянного зодчества в Арзамасе

Все началось в 1638 году, когда из Москвы в Арзамас был приглашен искусный резчик, монах Новоспасского монастыря Ипполит. После этого приезжих мастеров в Арзамасе не было, и именно подмастерья Ипполита стали передавать ремесло из рук в руки. Об арзамасских резчиках по дереву шла слава, как о виртуозах своего дела. Мастерских было много, теперь – совсем мало. Один из немногих продолжателей славной арзамасской традиции – Игорь Глушенков. Он так и говорит: «Все придумано до нас», и старается в современных работах воплощать идеи великих предшественников.

    Мастерская находится в историческом центре города, на улице Мучной ряд. Освободившееся помещение, расположенное в здании – памятнике архитектуры, мастеру предложила занять настоятельница Арзамасского Николаевского монастыря игуменья Георгия (1929 – 2014 гг.). Она благословила набрать себе в помощь людей и работать на этом месте. Так в 2009 году Игорь Васильевич и начал свое дело. Сейчас в мастерской постоянно трудятся три человека.

      В Арзамасе есть еще мастерские резьбы по дереву, но Игорь Васильевич – единственный здесь мастер с профессиональным образованием: он окончил Богородскую профессиональную техническую школу художественной резьбы по дереву, что в пригороде Сергиева Посада, поступил туда же в свои неполные 16 лет.

        Заказы поступают как церковные, так и светские. Мастера самой необычной своей работой считают поручни лестницы в виде змей для одного частного дома. Резчики также делают игрушки и разнообразные фигуры из дерева. Игорь Васильевич – автор удивительно точной копии резного кресла, которое было изготовлено для Екатерины II в ее приезд в Арзамас: оригинал находится в арзамасском Музее русского патриаршества, копия – в алтаре Воскресенского собора. Реставрацией здесь тоже занимаются, но нечасто.

          В разговоре мастера упоминают великих предшественников, например, архитектора М.П. Коринфского. В своей работе они стараются соблюдать традиции арзамасской школы. Кстати, долгое время считалось, что символ арзамасской резьбы – виноградная лоза, но именно Игорь Глушенков доказал, что арзамасские резчики XIX века изображали на деревянном полотне кисть хмеля, похожего по форме на виноград.

            География заказов довольно широкая. Работы арзамасцев хранятся в экспозиции Русского музея, какие-то предметы отправились в частные коллекции в Японии и Канаде. Мастерская Игоря Глушенкова выполняла заказы и для Дивеевского монастыря (в Троицком соборе это витрина с вещами преподобного Серафима, киоты для икон Божией Матери «Умиление» и преподобного Серафима Саровского), монастырей и храмов Арзамаса, Спасо-Бородинского монастыря в Московской области и других российских храмов. В мастерской могут изготовить практически все церковные предметы: аналои для клироса, стасидии, киоты, иконостасы и др.

              Если со светскими заказами можно дать волю фантазии, то при изготовлении церковных предметов необходимо руководствоваться установленными канонами. Во время работы мастера консультируются со священниками, изучают соответствующую литературу. Приступая к самому процессу, берут благословение. О том, какой путь проходит изделие, руководитель мастерской рассказал на примере иконостаса. Все начинается с проекта. Если заказчик доволен, то заключается договор и начинается работа. Уточняются размеры икон для иконостаса: доски для будущих образов тоже готовят резчики. Также на бумаге можно детально прорисовывать все узоры.

                Материал используется разный – липа, дуб, бук, ясень, кипарис. У каждого дерева своя специфика и характер: кипарис, например, более пластичный, но в России доступнее липа и ольха. От породы зависит длительность и сложность работы. Доски для будущего иконостаса можно купить уже сухие – это дороже. Сырые отправляют в сушилку, где они проводят около месяца. Затем готовятся бруски.

                  Из готовых брусков и досок делают тело иконостаса – его каркас. Одновременно изготавливаются доски для икон, которые передаются иконописцам. Каркас собирают прямо в мастерской по частям, монтируют уже на месте – в храме. Детали и элементы резьбы вставляются отдельно, дополнять ими изделие можно даже после сдачи объекта. На вопрос о том, какие этапы более трудоемкие, однозначного ответа нет: Игорь Васильевич считает, что если есть вдохновение, то вся работа идет легко и быстро.

                    Иконостас в Благовещенской церкви Арзамасского Спасо-Преображенского монастыря – работа Игоря Глушенкова и его коллег. Его делали около двух лет. На изготовление любого иконостаса уходит как минимум год. Правда, при этом Игорь Васильевич уточняет, что сроки зависят и от количества рабочих рук.

                      Рассуждая о современном положении ремесла, Игорь Глушенков отмечает, что мода на резные дома, наличники и деревянное украшение возрождается, правда, не все могут такую красоту себе позволить – удовольствие это довольно дорогое. Если раньше свой плотник был почти в каждом доме, то сейчас приходится обращаться к услугам специалистов, да и современные мастера все-таки уступают по уровню своим предшественникам, поэтому старинную работу довольно легко отличить от новой.