Лепка из глины как дыхание: фоторассказ о творчестве мастера дивеевской игрушки

У дивеевской игрушки, или «солнечной поляны», как называют ее ценители народной игрушки, еще нет полноценного статуса художественного промысла, но уже есть большое количество почитателей. Создателем дивеевской глиняной игрушки и непререкаемым авторитетом в этой области является Наталья Григорьевна Крушинская, передавшая секреты творчества многим мастерицам. Одной из самых талантливых и, несомненно, самобытных ее учениц является Жанна Захарова, сумевшая не просто освоить азы ремесла, но и найти свой неповторимый путь. Ее визитной карточкой стали образы Арзамаса, воплощенные в форму дивеевской игрушки: гуси, купеческие дома, соборы и городские сюжеты оживают в умелых руках керамиста. Мастерица рассказала «Серафимовой земле» о личных отношениях с глиной, особенностях дивеевской керамики и ее изготовления, а также показала свою уютную мастерскую и богатую коллекцию.

    Жанна Захарова по современным меркам взялась за керамику довольно поздно: в 52 года она слепила свою первую дивеевскую игрушку, с тех пор старается не выпускать глину из рук, посвящая ей все свое свободное от основной работы время. Около десяти лет назад, потеряв мужа, Жанна Юрьевна открыла собственный автосервис. Имея за спиной техническое образование, она взялась за это мужское дело, чтобы поднять на ноги сыновей, достроить и обустроить дом, просто иметь средства для существования. Но все эти годы она искала занятие, в которое могла бы вложить свою накопившуюся творческую энергию и любовь: разбивала сады, затем изготавливала сувениры своими руками, осваивала разнообразные техники.

      Судьбоносной стала встреча с создательницей авторской дивеевской игрушки, руководительницей мастерской «Параскева» Дивеевского центра культуры Натальей Крушинской. В январе 2017 года посетить ее мастер-класс Жанну уговорила подруга: тогда, 29 января, она и создала свою первую дивеевскую игрушку – глиняного петуха. Двухдневное занятие гостье понравилось, но не захватило, поэтому уезжала с уверенностью в том, что продолжит совершенствоваться в технике пейп-арта. Любовь случилась чуть позже, когда Наталья Крушинская попросила Жанну приехать снова, чтобы создать из глины дерево для ее «райского сада». Вернуться удалось только через четыре месяца: тогда она и решила связать свою жизнь с глиной, а в Дивееве с тех пор старалась бывать в любое свободное время.

        Тогда же Жанна решила попробовать свои силы в выставке творческих людей Арзамаса. Страх, что может остаться непонятой, был, терзали сомнения относительно возраста. Но все опасения рассеялись от искреннего внимания, восторга и комплиментов посетителей. Затем, как сама она признается, ее захватил процесс выставок и популяризации дивеевской игрушки. За четыре года Жанна объездила со своими изделиями крупнейшие выставки страны, стала лауреатом многочисленных конкурсов. Незамеченными она и ее работы нигде не остаются! Так, на своей первой московской выставке-ярмарке народных художественных промыслов России «Ладья» ей предложили вступить в Творческий союз художников декоративно-прикладного искусства России, в котором она состоит и сейчас.

          Изучив технологии изготовления дивеевской игрушки, познакомившись с ее различными формами, Жанна решила для себя, что на чем-то одном останавливаться не будет, но в то же время поставила цель – запечатлеть в глине Арзамас. Глиняные гуси, выступающие в различных амплуа, – бренд Арзамаса – стали визитной карточкой мастера. В 2019 году своего первого гуся керамист возила в Витебск на конкурс мастеров в рамках знаменитого фестиваля «Славянский базар». Члены жюри отметили «иностранца» и напутствовали керамиста советом: идти своей дорогой, найти свой путь, но никогда не предавать своего учителя. Жанна старается не отступать от этого правила: экспериментируя, она не изменяет дивеевской игрушке.

            В Арзамас Жанна переехала в детстве с родителями и за это время «вросла в город корнями». Здесь она окончила среднюю школу, техникум и вышла замуж, здесь родились дети. Поэтому твердо решила создавать образы, которые будут перекликаться с историей и традициями любимого города. Таким образом, она стала первым автором, который продвигает арзамасские ценности и культуру через форму дивеевской игрушки. Неуемная энергия и любовь к жизни помогают ей генерировать новые идеи и воплощать в жизнь, казалось бы, самые сложные задумки.

              Во многих формах Жанна стала первопроходцем – ее новшества часто перенимают коллеги по цеху. Так, она первая наделила дивеевскую игрушку функциональностью: если печь, то это светильник, если на стене висят рыбы, то они показывают время. Кстати, часы в Дивееве до Жанны никто не лепил. «Я немножко техник», – говорит она. При изготовлении предмета она думает о его практичности. Берется с энтузиазмом за новые идеи: подставки, брошки, подсвечники, бусы. Мастерица считает, что интерес к народным промыслам угасает именно из-за того, что изделия не функциональны. Если раньше игрушки, сделанные своими руками, и посуда служили по назначению, то сейчас это просто украшения.

                Творческий процесс проходит дома. Здесь же хранятся не только собственные работы, но и изделия, созданные ее учителем. Для Жанны они дороги как символ ремесла, умения, которым одарила ее Наталья Григорьевна. Крушинскую керамист считает примером как в самом ремесле, так и в отношении к творчеству, видит в ней не просто наставника, но и друга. Наталья Крушинская побуждает Жанну к созданию новых игрушек, активной работе и участию в выставочной деятельности. Так, например, с ее подачи сейчас Жанна занялась темой А.С. Пушкина. В планах – показать свои творения в Михайловском.

                  Глиняные игрушки в разных городах и традициях часто похожи по тематике и сюжетам. Отличие дивеевской игрушки – в своеобразии технологии создания декора, в использовании только утильного обжига, простоте изготовления, а также в отсутствии глазури и краски. Дивеевская игрушка – экологически чистое изделие. Создание оттенков происходит либо налепами глины на глину или незначительным подкрашиванием деталей глиной других оттенков, в редких случаях используются белый фаянс или смешанный с глиной ангоб (прим. ред. – белое или цветное покрытие из жидкой глины). У Жанны всегда есть в арсенале разные виды глины, она уже знает, какой оттенок каждая из них дает при обжиге.

                    Дивеевская глина уже завоевала популярность за пределами Нижегородской области. Материал этот уникальный – глина блестит, и создается впечатление, что предметы светятся изнутри. Недаром дивеевскую игрушку называют в народе еще и «солнечной поляной», а еще – «серафимовской». Ее нежные, скромные тона согревают. На выставках такие игрушки часто принимают за пряники. Дивеевская игрушка не является пока полноценным художественным промыслом, это народная игрушка. Но Жанна уверена, что рано или поздно дивеевская игрушка войдет в число традиционных народных ремесел. Уже сейчас ею интересуются коллекционеры, появляются последователи.

                      Глину Жанна заказывает. Для работы ее нужно сначала замочить, а затем замесить – это довольно трудоемкий процесс. Кроме того, в материале попадаются камни и грязь, которые в процессе замешивания нужно удалить. Если глина слишком сырая, ее заворачивают в ткань и подсушивают. В создание одной игрушки вкладывается много кропотливого труда – в этом и состоит ценность ручной работы.

                        Жанна лепит тонко: старается, чтобы изделие было легким. Часто на мероприятиях около ее игрушек собирается толпа, люди с любопытством рассматривают детали, которыми она щедро украшает свои изделия. Керамист создает целые композиции: воспроизводит сценки из сказок, собирает сюжеты по мотивам песен. По возможности, как и положено по канонам дивеевской игрушки, пишет (выцарапывает) сзади короткую фразу-пожелание, пословицу, поговорку или цитату.

                          Самое сложное – правильно высушить изделие, ведь в большей степени трескаются игрушки именно во время сушки. Сначала должна подсохнуть слепленная основа, и только потом, чтобы ничего не помять, на нее налепливаются детали. Затем фигуру накрывают пакетом (или даже двумя), накапливающийся со временем конденсат периодически вытряхивают. Сохнет изделие, в зависимости от размера, примерно от пяти дней, сложные предметы могут сушиться месяцами, плоские фигуры при этом еще и прокладываются газетами. Держать сырую игрушку нужно подальше от систем отопления и ветра, исключается перепад температур. На дивеевской глине, в отличие от других, хорошо заметны все неточности в исполнении, шероховатости и трещины, скрыть их под слоем краски не получится.

                            Муфельная печь в доме своя. Раньше приходилось ездить в Дивеево, чтобы отвозить и забирать обожженные работы, а теперь можно самостоятельно планировать фронт работ. Печь появилась после победы на конкурсе «Голос традиций», который проходит в селе Хирино Нижегородской области. Долго раздумывая, Жанна в последний момент подала заявку и выиграла грант, средства которого и покрыли бОльшую часть стоимости оборудования. Интересно, что изначально брать с собой на конкурс Жанна собиралась воссозданный ею в глине Воскресенский собор, но, так как обжечь его не успела, то в Хирино поехал «город гусей».

                              Обжиг изделия проходит в течение 9,5 часов. За час печь набирает температуру 100 градусов, а потом постепенно, с каждым часом, доходит до 980 градусов, эта температура держится всего 20 минут. Такое медленное увеличение значений нужно для того, чтобы изделие не треснуло от перепада температур. После того как печь отключается, ей нужно время остыть, открывать крышку нельзя в течение полутора суток. В общей сложности изделие проводит в печи около трех суток. К своей печи Жанна относится очень бережно: изделиями ее не забивает и старается эксплуатировать разумно, используя не больше двух раз в месяц.

                                Лепка занимает у Жанны все свободное от основной работы время, поэтому выходных дней у нее нет. Если день или два в руках нет глины, начинает скучать, поэтому часто берет материалы даже в автосервис, говорит, что процесс лепки успокаивает ее в напряженные моменты. Заказов мастерица берет мало, особое внимание старается уделять выставкам. Устанавливая цены на свои изделия, советуется с более опытными коллегами. Кроме того, стоимость зависит и от затраченного времени и сложности исполнения. Так, например, рождественский вертеп создавался две недели, еще месяц он сушился.

                                  В ходе беседы Жанна часто цитирует своего учителя. Например, вспоминает, как в самом начале творческого пути Наталья Григорьевна сказала ей: «Жанна, если у тебя есть на что купить кусок хлеба, не продавай особо дорогие для тебя работы». На свой первый фестиваль народных художественных промыслов «Золотая хохлома» в Семенове керамист везла работу «город собак», тогда один из посетителей долго уговаривал продать ее, но Жанна не поддалась, вспоминая то наставление. Крушинская также говорила, что дала в руки ремесло, которое сможет выручить, если в жизни будет совсем туго. Сложный 2020 год только подтвердил эти слова. Кстати, с тем мужчиной с выставки они подружились, для него мастерица вылепила новый «город собак». Таких заинтересованных покупателей у Жанны с годами становится все больше, их она с улыбкой называет «своими коллекционерами».

                                    «Лепка для меня как дыхание», – признается Жанна и добавляет, что с появлением глины жизнь стала милее. На неурядицы и невзгоды уже обращает меньше внимания: есть куда уйти от суеты. С особым чувством она ожидает того момента, когда сможет посвящать любимому занятию все свое время, передав бизнес в руки сыновей. Мастерица мечтает найти таких же увлеченных учеников, которые смогут подхватить и продолжить ее начинания. А еще она стремится так создавать свои изделия, чтобы даже спустя много лет в них видели не только форму, но и душу самого автора.