Арзамасцы рекомендуют: экскурсовод Алексей Андронов – об истории своих любимых мест в городе

05.11.2021

Старший научный сотрудник Музея Русского Патриаршества, победитель конкурса «Лучший гид Нижнего Новгорода» в номинации «Область», председатель комиссии по культуре Молодежной палаты города Арзамаса и куратор проекта «Музей в каждый дом» Алексей Андронов может рассказать много интересных и захватывающих историй о своем родном городе. «Каждый человек, находясь в незнакомом городе, испытывает неподдельное ощущение таинственности происходящего. Вроде бы интернет уже подсказал все достопримечательности, обозначил локации, но при живом „знакомстве“ с местностью выясняется, что город куда более интересен, чем на страницах в интернете», – говорит Алексей Андронов.

Для портала «Серафимова земля» он выбрал несколько своих любимых мест Арзамаса, с историей которых и знакомит наших читателей.

    Шуховская башня

    Иногда у путешествующих возникает неловкий вопрос: «А что еще можно увидеть в небольшом городе?». Есть «исторический» Арзамас со своими величественными храмами и купеческими особняками, словно застывшими в конце XIX столетия. Есть Арзамас «промышленный», где бьются сердца градообразующих предприятий и застыли, как по команде, на постаментах ракеты и бронетранспортеры, а совсем рядом с ними начинается «волшебный» Арзамас: загораются огнями всемирно известные шедевры архитектуры – Эйфелева башня и Тауэрский мост. Их точные уменьшенные копии уже давно известны не только области, но и всей стране. Невольно создается впечатление, что город Арзамас словно застыл на пересечении не только нескольких столетий, но и нескольких культур.

    И точно также на пересечении улиц Революции, Коммунистов и проспекта Ленина появилась необычайно изящная и легкая копия гениального шедевра русской архитектурной мысли – Шуховская башня. «Человек-фабрика», он же «русский Леонардо», Владимир Григорьевич Шухов создал в 1896 году первую в мире гиперболоидную башню.

    Новый арзамасский арт-объект с поразительной точностью передает легкость и ажурность того самого инженерного чуда. Уменьшенная в 25 раз копия возвышается над землей на 6 метров 40 сантиметров, имея при этом диаметр в нижней точке 180 см и 15 см в верхней. При ее создании были повторены не только конструкция, но и метод возведения: каждая секция собиралась на земле внутри башни, а затем на тросах поднималась на нужную высоту.

    Шуховская башня на Арзамасской земле вызывает не только эстетическое удовольствие, она воспевает рабочую профессию. Ее поразительное сходство с оригиналом неотделимо от еще одного удивительного факта – она сделана руками подростков, их терпением и старанием. И что очень важно, башня – это результат преемственности и передачи опыта от учителя к ученику. Ее предшественники – арзамасские Эйфелева башня и Тауэрский мост – созданы фантазией и мастерством одного и того же человека – преподавателя Арзамасского коммерческо-технического техникума Сергея Бродина.

    Его новое творение в очередной раз показывает не только профессионализм учителя, но и веру в своего ученика, а также то, что дело русского гения живет и по сей день.

    Фото: Е.Сигалева и С.Бродин

      Музей Русского Патриаршества

      Некоторые интересные места лежат на поверхности, их легко найти, а некоторые спрятаны там, где их совсем не ищешь и не ожидаешь увидеть: прямо перед глазами, например, на центральной площади города. В историческом сердце Арзамаса, в здании, которое у всех на виду, хранится нечто, о чем практически никто не знает.

      История жизни и служения патриархов Русской православной церкви. Музей Русского Патриаршества – единственный подобный музей в нашей стране. Это именно та тема, которой не будешь специально интересоваться, но, если зашел в музей, выйти равнодушным уже не получится. За строгими титулами, поначалу совсем непонятными регалиями на самом деле скрываются живые люди: каждый патриарх – целая эпоха.

      Экспозиция музея сначала возвращает нас в далекий XVII век, в гости к уроженцу Нижегородской земли патриарху Никону, а затем переносит в трагическое время нашей истории – начало XX столетия, время становления и служения патриарха Сергия, уроженца города Арзамаса.

      Каждая фотография, каждый экспонат – все это словно маленькие осколки от большого разбитого зеркала мирной жизни прошлого столетия. Жизненный путь такой закрытой и неизвестной личности, как патриарх, становится понятным, вызывает сопереживание и эмоциональный отклик.

      Вот вы вместе сдаете экзамены в духовном училище и покидаете родной город, поступаете в Нижегородскую духовную семинарию, вечерами поете и играете на фисгармонии, спорите с сокурсниками на светские и духовные темы, первыми по списку оканчиваете Духовную академию Санкт-Петербурга. В одной каюте броненосного крейсера «Память Азова» идете к берегам незнакомой, но мгновенно чарующей Страны восходящего солнца – Японии.

      А дальше будет совершенно другая страница нашей страны – эпоха богоборчества. Вы вместе с патриархом проходите этот тернистый путь, на котором будет закрытие храмов, судебные дела против священнослужителей, изъятие церковных ценностей, расстрел родной сестры патриарха. Вы смотрите на все это глазами «первого среди равных» – в то время местоблюстителя патриаршего престола, митрополита Сергия (Страгородского). Дальше – Великая Отечественная война, духовное воззвание к народу, личная встреча со Сталиным, патриаршество и утверждение титула, который знают все, – «Патриарх Московский и всея Руси».

      Чуть позже с патриархом Алексием I вы вместе будете беседовать с Юрием Гагариным, с патриархом Пименом окажетесь в окопах на полях сражений Великой Отечественной войны… И так в каждом зале, возле каждого экспоната – неподдельное ощущение истории. И за этим ощущением хочется вновь и вновь возвращаться в музей.

        Мемориал памяти жертв взрыва

        У каждого было такое – стоишь, а за спиной только ледяной ветер. Тоскливо и тяжело на душе. В Арзамасе есть место, где ощущаешь себя именно так. Это место не скрыто от посторонних глаз, не потеряно на карте: оно на виду, в памяти горожан, горькой слезой застыло на щеке и рубцом – на сердце.

        Мемориал в память о погибших 4 июня 1988 года на железнодорожном переезде около станции Арзамас-1. Искореженные металлические конструкции, погнутые невиданной силой рельсы, части вагонов и часы. Стрелки застыли в субботний солнечный день, в последний раз показав 9 часов 32 минуты. В тот день время в Арзамасе действительно остановилось. Время, но не жизнь.

        Взрыв, как игрушки, разбросал тепловоз и вагоны поезда, словно тростинку переломал и погнул железнодорожное полотно, уничтожил все и всех вокруг, не пощадил ни одного стекла в радиусе нескольких километров. Единственный, кого он не смог сломать, – это человек. Невыносимый ужас первых часов трагедии, нечеловеческая стойкость врачей и ликвидаторов, неповторимая сплоченность и воля людей: все это обожженным черным осколком осталось в душе каждого, кто был в тот день там, черным обелиском застыло на постаменте.

        Тяжело и тоскливо стоять у списка, в котором 91 погасшее имя, 91 несбывшаяся мечта, 91 несказанное слово. Но постоять на этом месте надо хотя бы однажды. А за спиной всегда будет тот самый ледяной ветер.

          Церковь Рождества Христова

          Теплый летний день. Жених и невеста поднимаются по ступеням одного из самых красивых храмов города – Рождества Христова. Красавица-невеста, статный жених, шумные и веселые гости и платье, белоснежное платье невесты…

          Возможно, о таком же радостном дне для своей дочери мечтал один из богатейших арзамасцев XIX века – купец Александр Михайлович Заяшников. И он все же увидел свою дочь в подвенечном платье, но это была отнюдь не свадьба. Хоронили Евдокию Александровну как невесту: она оставила этот мир незадолго до своего замужества. И тогда убитый горем отец дал обет – на все приданое, которое скопил для дочери, построить новый храм на месте старого. В молитвенную память о ней, своей любимой младшей дочери Евдокии.

          Проект будущего храма арзамасский купец заказал у одного из самых известных архитекторов того времени – Константина Тона, автора храма Христа Спасителя в Москве. Заяшников так и не успел увидеть завершение постройки своего Рождественского храма, но церковь эта будет радовать арзамасцев своими необычными архитектурными формами, в которых замысловато переплелись русская и европейская традиции, а также раззолоченным иконостасом. Этот храм последним закроется в мрачную эпоху богоборчества, получив перед этим ярлык «оплот мракобесия», будет лишен куполов, превращен в пекарню, но много лет спустя все же возродится из небытия – засияет красотой своего уникального и единственного в городе фарфорового иконостаса.

          И будет много теплых летних дней. Женихи и невесты вновь и вновь будут подниматься по ступеням Рождественского храма, чтобы сделать фотографии на память о своем светлом дне и, сами того не зная, в память о той купеческой дочке, так и не надевшей при жизни свое красивое свадебное платье…