Определены лучшие истории о местах Серафимовой земли

Подведены итоги конкурса на лучший рассказ о Серафимовой земле, организованный при участии туроператора «Серафимовская земля». По итогам открытого голосования на официальной странице портала «Серафимова земля» в социальной сети ВКонтакте определены четыре победителя в номинации «Лучший рассказ о местах Серафимовой земли».

В этом материале мы публикуем истории, набравшие максимальное количество голосов (прим. ред. – тексты печатаются с сохранением орфографии и пунктуации авторов).

    1 место – история Веры Симаньковой «Стрегулинские номера»

    Наверное для бОльшей части России Арзамас ассоциируются с литературой. Причина банальна проста. Именно так назывался закрытый кружок писателей, в котором творили известные всем А. С. Пушкин и В. А. Жуковский. Но и наш город Арзамас тесно связан с писательством. Один из домов даже напрямую повлиял на творчество известного деятеля пера. Именно об этом всем сейчас будет повествование.

    Сразу за перекрестком, с левой стороны улицы (Ленина, дом № 16) , протянулось двухэтажное старинное здание конца XIX в. с восстановленной центральной частью фасада, известное как Стрегулинские номера (бывшая гостиница). Об И. Стрегулине известно, что он был нижегородским купцом. В 1860-х годах он основал в Арзамасе пивоваренное производство, а также являлся собственником гостиничного комплекса. По данным некоторых исследователей в этой гостинице останавливались известные люди: В.Г. Короленко, П.И. Мельников-Печерский, Л.Н. Толстой.

    С Львом Николаевичем здесь произошла «ужасная история», в ночь, когда он здесь останавливался в 1869 г., его одолел такой ужас и страх смерти, что, не дождавшись утра, он покинул это место. Это событие позже нашло отражение в его произведении «Записки сумасшедшего» : «Всю ночь я страдал невыносимо... Я живу, жил, я должен жить, и вдруг смерть, уничтожение всего. Зачем же жизнь? Умереть? Убить себя сейчас же? Боюсь. Жить, стало быть? Зачем? Чтоб умереть. Я не выходил из этого круга, я оставался один, сам с собой».

    Удивительно, ведь Лев Николаевич вполне был состоятельным и состоявшимся человеком. Даже в письмах писал: «Я безмерно счастлив». Но после этой ночи, наименованной писателем «арзамасским ужасом», привычный уклад разделился пополам. Мироощущение изменилось, как и отношение к всему окружающему.

    Событие эти уже канули в лету, и здание давно не используется по своему первоначальному назначению. Много лет на втором этаже располагались жилые квартиры, а первый этаж разместил в себе торговые помещения. Здание ветшало, разрушалось, а несколько лет назад обрушилась часть фасада, спустя какое-то время рухнуло перекрытие.

    Комитет архитектуры и градостроительства не отнес номера к памятникам архитектуры. Следовательно, и к объектам культурного они наследия не относятся. Поэтому некоторое время здание было в аварийном состоянии.

    Горожане рассказывали, что постройку хотели снести, но общественность отстояла здание. Да и владельцы первого этажа тоже негодовали: здание построено на века, да и находится оно в исторической части города.

    На данный момент дом восстановили. И пусть общий вид частично нескладен, но все равно, он стоит и по сей день на своем месте. И пусть знает всяк здесь живущий и бывающий, что Стрегулинские номера - это не только история Арзамаса, но и России.

      2 место – история Светланы Зарубиной «Храм Успения Божией Матери в селе Суворово»

      Среди всего ожерелья драгоценных жемчужин-храмов земли Арзамасской и Дивеевской можно найти в русской глубинке ещё одно святое место - это храм Успения Божией Матери в село Суворово.

      К А. Суворову это место не имеет прямого значения, великий полководец здесь не жил и никогда не был. Колхоз был назван в честь А. Суворова, поэтому и село решили именовать так же. А историческое название села - Пузо. Есть версия, что село названо по старинной хлебной мере - пуз. А может потому, что крестьяне были зажиточные - пузатые? И местная речка называется Пузёнка. Основано село в XVI веке и находится в 15 км от районного центра на трассе Дивеево-Арзамас. В 1744 г. здесь строится деревянный храм с приделом Архистратига Михаила. С 1847 г. прихожане возвели каменные церковь и колокольню. Главный престол освящается во имя Успения Божией Матери. Чем же примечательно это место?

      Главными святынями храма являются мощи преподобных Пузовских мучениц Евдокии, Дарии, Дарии и Марии, расстрелянных безбожниками в 1919 году. Архиерейский собор Русской Православной Церкви (13-15 августа 2000г.) причислил блаженную Евдокию и ее келейниц к сонму святых новомучеников Российских. По молитвам подвижниц и поныне происходит множество исцелений.

      Мое знакомство с этим дивным местом случилось в 2005-2006 годах, когда мне было лет 15-16. В это время я только начинала воцерковление. Отправилась я в Суворово вместе с прихожанами Воскресенского Собора г. Арзамаса на вечернюю службу накануне празднования дня памяти Блаженной Евдокии, Дарии и Марии.

      Ехали мы на очень старом пазике в большой тесноте. Всю дорогу пели молитвы, ломались, чинились, и снова продолжали путь. Это оставило неизгладимый след в моей памяти. Благополучно добрались до храма и отстояли службу на одном дыхании. Возвращались домой уже ближе к полуночи, но усталости ни капли не чувствовалось, только благодать и радость наполняли сердце. Ещё не раз я бывала у блаженных подвижниц: и в личных поездках, и с крестным ходом с остановкой на ночлег в храме - и каждый раз молитвами этих святых Господь даровал мир душе, теплоту и благодать. Так же , мне приятно осознавать, что моя малая Родина совсем недалеко, по соседству находится с селом Суворово, а моя бабушка присутствовала на обретении мощей блаженной Евдокии и ее келейниц. Дивны дела Твои, Господи!

        3 место – история Натальи Смирновой «Арзамас»

        Я была там девять раз, и в каждой поездке находила то, что поражало, радовало, восхищало. Сейчас, когда от нежно любимого города меня отделяют не три обычных часа пути, а полный запрет на выезды, самое время вспомнить всё.

        2010 год, сентябрь. Воскресенский собор и Николаевский монастырь

        Я вытягиваю шею в окно микроавтобуса и вижу на горизонте величественный пятиглавый собор с колоннами - словно нездешний. Автобус останавливается, выхожу на улицу с лёгким головокружением от бесконечных арзамасских поворотов и наконец могу рассмотреть каждую его деталь: фрески на фронтонах, купола, двери. Экскурсовод нашей паломнической группы рассказывает нам об истории собора - он освящён в честь Воскресения Христова: о его строительстве и архитекторе Михаиле Коринфском; о судьбе главного арзамасского храма в богоборческие годы и патриархе Сергии (Старгородском); о росписях в особой технике и нынешней жизни храма. Уходить отсюда не хочется: хочется, наоборот, глазами отыскивать и восторгаться новым деталям убранства и оформления собора. Через Соборную площадь идём в другой храм - скромный, с неприметным входом. Это даже и не храм: Николаевский монастырь. На одном и полу развалившихся домов рядом читаю - «Комсомольский городок». Грустно улыбаюсь: обитель и комсомольский городок... Мы идём, чтобы поклониться иконам Божией Матери «Избавление от бед страждущих» и «Достойно есть». И молитва в полумраке нижнего храма, первый взгляд на изрубленную икону, мысль об иконах-мученицах становятся самым дорогим впечатлением этой поездки, а в монастырь я теперь стараюсь попасть каждый раз, как приезжаю в Арзамас.

        2011 год, май. Арзамасские улицы и любимые писатели

        Семь утра, в Арзамасе хмуро. Мы с папой только что отмахали 170 километров на «Москвиче» - моём ровеснике. Он здесь по работе, а я отправляюсь знакомиться с городом поближе. Доезжаю до центра на легендарном теперь ЛиАЗе-677, и приключения начинаются! На старенькую мыльницу попадает буквально всё: резные наличники домов, сами дома, памятники.

        Долго разглядываю дом Ханыкова - деревянный, XIX века и до сих пор жилой! Вот бы побывать внутри! Гуляю по улицам, рассматриваю другие, чуть менее известные храмы - Свято-Духовский, Входа Господня в Иерусалим, Знаменский, рядом с которым установлен памятник А.В. Ступину - основателю арзамасской школы живописи, ... Фотографирую занятные вывески и рекламы - их почему-то здесь в изобилии. Самое удивительное - мне даже не понадобился навигатор, чтобы ориентироваться в городе: все улицы в старой части всё равно ведут к Соборной площади. Поднимаясь по Гостиному ряду, снова любуюсь Воскресенским собором, захожу на несколько минут в храм Живоносного источника... А на память в киоске покупаю книгу «Понедельник начинается в субботу». Она, как и всё творчество братьев Стругацких, становится самой любимой.

        2012 год, ноябрь. Спасо-Преображенский собор

        Он для меня был самым таинственным в Арзамасе: закрытые железом окна, краска, слезшая с куполов... Приехав в город поездом на день, я наконец дошла до Спасо-Преображенского собора, главного в одноимённом монастыре. Сотрудники архива - а тогда он ещё располагался внутри - разрешили немного прогуляться по территории собора. Поздняя осень, моросящий дождь, ветшающие стены, упавшие деревья, через которые приходилось перелезать, кусты - впечатления мрачные. И не меньше дюжины поваленных надгробий на бывшем церковном кладбище. На одном удаётся разобрать имя - купец Пётр Алексеевич Рукавишников. Каким был этот человек?..Больше всего хочется когда-нибудь попасть сюда на литургию, тем более что сейчас монастырь восстанавливается. Я надеюсь, что когда-нибудь смогу приехать сюда и войти внутрь восстановленного Спасо-Преображенского собора.

        2012 год, декабрь. Друзья

        Проходит месяц, и ещё один человек, влюблённый в Арзамас - заместитель декана нашего факультета - приглашает меня на научную конференцию в педагогический институт. Город встречает морозами, но вечером накануне мероприятия мы со студентками АГПИ Наташей и Олей гуляем по улице Карла Маркса (странно, но в свою вторую поездку я до неё не дошла), трём клюв арзамасскому гусю, разговариваем. Падает снег, и в общежитие мы возвращаемся продрогшими, но счастливыми.

        Конференция проходит отлично. А рано утром в день отъезда ухожу в одиночестве гулять по городу. На все лады звонят церковные колокола, а за Спасо-Преображенским и Благовещенским соборами поднимается тяжёлое зимнее солнце. Фотография арзамасских храмов в контровом свете до сих пор одна из самых дорогих мне. А с Наташей - той самой студенткой педагогического - мы дружим до сих пор. Так что любимый город подарил мне ещё и хорошую подругу.

        2013 год, декабрь. Выездное

        Спустя год снова оказываюсь в Арзамасе, и открытием этой поездки становится храм Смоленской иконы Божией Матери в Выездном - памятник архитектуры федерального значения. В посёлок иду из города пешком вдоль автотрассы, чтобы полюбоваться великолепным видом на Соборную площадь со стороны Тёши. Снег припорошил берега, но река не успела замёрзнуть, и её тёмные промоины поразительно откликаются куполам Воскресенского собора и храма Живоносного источника. В храме за свечным ящиком меня встречает приветливая бабушка. Принимает записки, рассказывает о здешних святынях и ведёт к главной - Смоленской иконе Божией Матери. Храм поражает масштабами и убранством - лаконичным, но в то же время впечатляющим. Что-то в нём угадывается родное: интерьер храма похож на убранство Михайло-Архангельской церкви в моём родном селе, хотя построена она почти на век позже.

        И снаружи Смоленский храм великолепен - высокая шатровая колокольня с часами, и сам храм - приземистый, крепкий. Побывав здесь с экскурсией спустя два года, узнаю и об истории его строитель, и об испанском живописце Бартоломео Мурильо, картину которого можно увидеть в храме. А пока просто любуюсь им, запоминая новое арзамасское открытие.

        2016 год, февраль. Город с высоты и музей Патриаршества

        На этот раз в Арзамас меня снова привела паломническая поездка. Добирались трудно и долго: ночью разыгрался буран, и дорогу местами сильно перемело. Однако к литургии в храме Живоносного источника успели. Она проходит в одно мгновение, а когда к её окончанию в окна проникают первые солнечные лучи, становится совсем радостно: какой хороший день будет сегодня!

        После богослужения нас встречает экскурсовод паломнической службы Арзамаса, и мы вновь отправляемся по знакомому маршруту. Для нас даже открывают Воскресенский собор, хотя зимой он закрыт. Мы читаем акафист иконе Божией Матери «Избавление от бед страждущих» в Николаевском монастыре, прогуливаемся вокруг Смоленского храма в Выездном, а после обеда идём на экскурсию в городскую ратушу, где теперь разместился музей Русского Патриаршества.

        В интереснейшем музее я второй раз, но особенно внимательно слушаю про Патриарха Никона. Когда была маленькая, читала книжку о его детстве, и хотелось узнать, каким же он всё-таки был. Чувствую, как сжимается сердце, когда вижу фотографии разрушенных арзамасских храмов. И улыбаюсь, попадая в зал, посвящённый Патриарху Кириллу. К нему у меня и моих земляков всегда будет тёплое отношение: в соседнем с моим селе Оброчном когда-то жил дедушка Святейшего, иерей Василий Гундяев. На местном кладбище он и похоронен.

        А перед отъездом мы снова идём туда, откуда началась наша экскурсия по Арзамасу - в храм Живоносного источника. Но теперь мы поднимаемся на колокольню! Наш провожатый даже разрешает позвонить в колокола, и над Арзамасом разносится хоть и нестройный, сбивчивый, но радостный звон.

        С высоты смотреть на город удивительно. Над исторической частью снова повисают тучи, и только тоненькая розовая скобочка света напоминает о том, что сегодня было солнце. Но его тепло - и тепло сегодняшнего дня - сохраняются в сердце.

        2018 год, сентябрь. Снова Николаевский

        Днём раньше я отчего-то проснулась с мыслью: «Как хорошо было бы съездить в Арзамас этой осенью!». И отчего-то через полтора часа зазвонил телефон: супруга настоятеля нашего храма приглашала в поездку по маршруту «Арзамас - Дивеево - Суворово». Совпадение было настолько удивительным, что не ехать было нельзя.

        Город встретил нас почти летним теплом. Всё так же величественно высился Воскресенский собор, через дорогу - стройный храм Живоносного источника... Но самое большое впечатление вновь производит Николаевский монастырь. В предыдущие поездки я видела, что не стало уже полуразрушенных домов в Комсомольском городке, что строится здесь новый храм. Но увиденное вкупе, преображение обители растрогало до слёз. Аккуратные дорожки, клумбы с огромными красивущими розами, скамейки, на которых хочется просто сидеть и любоваться этим великолепием. А ещё удивительная белка в клетке, вокруг которой тотчас же столпились самые юные представители нашей группы. И как прежде с открытым сердцем иду к чудотворным иконам обители с огромной радостью - я снова здесь, и не последний раз.

        P.S. Рассказ можно было бы продолжить, но, кажется, и так написала слишком многое. Безмерно была впечатлена экспозицией историко-художественного музея Арзамаса, с удовольствием осмотрела литературный музей А.П. Гайдара - до сих пор очень люблю повесть «Тимур и его команда». И точно знаю: когда бы ни приехала в Арзамас, любимый город приготовит приятный и радостный сюрприз.

          3 место – история Любови Дементьевой «Источник в Дивееве»

          История моя простая, была она в 1994 году, мне было 17 лет ,отпросилась я у родителей в паломничество, выбор мой пал на Дивеево. Приезжаю, декабрь месяц, холод под 40, непривычный для ваших мест. Всё в диковинку и птицы кричат по-другому (оказалось это галки, у нас таких нет).

          Казалось всё кругом свято. Едем на автобусе кругом разрушенные храмы - сердце кровью обливается. Впечатлил Троицкий собор на выезде из Арзамаса. Посреди пути автобус замёрз, 40 минут чинили - вот, где полёт горячей молитвы! Господь и батюшка Серафим нас услышали. И вот величественный собор, вот мощи. Народная молва доносит до меня целебную силу многочисленных источников. И понесло меня на отдалённый источник, название которого теперь и не упомню. Пошла не взяв благословения. Иду по лесу и вдруг кругом пули свистят, что такое?! Оказалось охотники приняли меня за лису из-за шапки...обошлось. Морозец в тот день, как сейчас помню был - 37, мы, Сибиряки, нам всё по плечу. Окунулась в источник, набрала камушки, а тут и морозец о себе напомнил - смотрю на свои руки, а они синие, на ноги - красно-синие. Одеваться, а не могу, руки не слушаются. И тут я в голос взмолилась:"Батюшка Серафим, не дай мне тут околеть!"

          Кое-как, с Божьей помощью я нарядилась. Иду и понимаю - не дойду. И давай я голосить на весь лес: "Батюшка Серафим, помоги, по-мо-гиииии!" И тут на моём пути откуда-то дом посреди леса, жилой не жилой не понять. Начинаю в него неистово долбиться и о, чудо! Мне открывает старушка, я бесцеремонно вваливаюсь в дом, к печке, попутно объясняя кто я и откуда. Бабушка удивляется, как далеко меня молодую занесло. Наливает мне чаю с малиновым вареньем из дикой малины! Через часок другой я отогреваюсь, пора и честь знать. Бабуля выводит меня на тропу показывает куда идти, иду поворачиваю голову ни дома, ни бабули я стою на остановке и вот автобус до Дивеева. Что это было, кто это был, не знаю, на память остались камушки из родников да воспоминания далёких лет. Фотографий к сожалению нет т.к.тогда ни телефонов, ни фотоаппаратов в доступе не было. С тех пор источники только по благословению.

          Фотографии предоставлены авторами рассказов

            Оцените эту новость